Укрепрайоны

Укрепрайоны афганских моджахедов (1979—1989)«укреплённые районы», «базовые районы», «фортификационные сооружения», «опорные пункты» афганских моджахедов в период Афганской войны (1979-1989) — ключевое звено в системе организации вооружённой борьбы формирований афганской оппозиции с Ограниченным контингентом Советских войск в Афганистане и правительственными силами Демократической республики Афганистан.

Значительные по территории долговременные фортификационные сооружения, фундаментальные комплексы с мощными оборонительными коммуникациями, укреплениями и иными защитными сооружениями, организованные по единому плану взаимодействия (управления) системы огня.

Были призваны к ведению продолжительных боевых действий в устойчивой обороне на широком фронте, в полной изоляции сравнительно небольшими силами и средствами наносить максимальный ущерб превосходящим — осаждающим и штурмующим силам Советских войск, использующим тяжелую артиллерию и штурмовую авиацию.

Возведены и оборудованы на средства «Союзов исламских партий» Афганистана: «Пешаварской семёрки» и «Шиитской восьмёрки», привлечённых в рамках международной финансовой и военной помощи формированиям афганской оппозиции.

Располагались по всей территории ДРА, оборудованные на приграничных территориях в зоне афгано-пакистанской либо афгано-иранской границ, выполняли одновременно функции опорных пунктов и крупных перевалочных баз.

Наиболее крупными в период Афганской войны (1979-1989), являлись «Базовые районы»: «Джавара», «Тора-Бора», «Кокари-Шаршари».

Базовые районы афганской оппозиции

В 1981 году в Афганистане, оснащение районов боевых действий средствами ПВО противника достигла больших масштабов. «Вокруг укрепленных районов и баз моджахедов насчитывалось до нескольких десятков зенитных огневых точек. Снижение риска достигалось умелым использованием рельефа местности, обеспечивавшим скрытность подхода и внезапность выхода на цель, а также выбором путей отхода после атаки. На стороне противника были хорошее знание местности, поддержка населения и умение пользоваться естественными укрытиями и маскироваться. Отряды оппозиции быстро передвигались и живо рассредотачивались в случае опасности. Обнаружить их с воздуха было нелегко даже по наводке из-за отсутствия характерных ориентиров на однообразной местности. К тому же самолеты и вертолеты все чаще натыкались на зенитный огонь».

В мемуарах военачальников

Выдержка из воспоминаний генерал армии В.И.Варенникова о базах «Джавара» и «Кокари-Шаршари»:

«В период моего пребывания в Афганистане был проведен целый ряд интересных и сложных операций. Конечно, операция операции — рознь. Одни не оставили никаких воспоминаний. Другие же никогда не поблекнут. Для меня особо памятны операции в Кунарском ущелье, при штурме базы «ДЖАВАРА», на Парачинарском выступе, в районе Кундуза, западнее Герата до базы «КОКАРИ—ШАРШАРИ» на иранской границе...»[7]

Выдержки из книги генерала Ляховского А.А. «Трагедия и доблесть Афгана» :

Особое внимание руководством оппозиции уделялось созданию инфраструктуры для обеспечения развертывания и функционирования мятежного движения: базовых районов, баз, перевалочных баз и опорных пунктов.

Базовые районы представляли собой значительные по площади территории в труднодоступных горных ущельях, удаленных от коммуникаций и гарнизонов советских и афганских войск. Основными элементами таких районов были: штаб (исламский комитет), учебный центр, склады различного назначения, ремонтные мастерские, госпиталь, жилые постройки, укрытия и убежища. Здесь располагались постоянные гарнизоны для их обслуживания, охраны и обороны. Базовые районы хорошо оборудовались в инженерном отношении, имели развитую сеть оборонительных сооружений и заграждений, прикрывались средствами ПВО...»

Основные базовые районы: Агарсай (42 км южн. Мазари-Шариф, «ИПА»), Байрамшах (36 км юго-зап. Мазари-Шариф, «ДИРА»), Шорча (57 км южн. Мазари-Шариф, «НИФА»), Хукумати-Духанайи-Гори (22 км юго-зап. Пули-Хумри, «ИПХ»), Верхний Панджшер (26 км сев. — вост. Руха, «ИОАП»), Гурбатегар (38 км зап. Бараки, «ИПА» и «ДИРА»), Азрау (58 км юго-вост. Кабул, «ИПА» и «ИСОА»), Искаполь (16 км зап. Газни, «ДИРА»), Заркашан (70 км зап. Газни, «ИПА», «ИПХ» и «ДИРА»), Исламдара (48 км сев. — зап. Кандагар), Варсадж (провинция Бадахшан, «ИОА»), Таганхок (провинция Герат, «ИОА»)

«Базы же представляли собой небольшие по площади объекты, предназначенные для размещения вооруженного формирования одной партийной принадлежности и хранения его оружия и имущества...»

Основные базы мятежников

Основные базы мятежников на территории Афганистана : Альмар, Кара-Дарайи-Занг, Шах, Дарайи-Банд, Дарзаб, Карамкуль, Амрах, Тондж, Джароб, Бедак, Кашка, Дехи, Зингирд, Шер-Шер (Шаршари), Мушхана, Бустон, Яшуль, Пумбуки-Бала, Кухи-Суфи, Джигдалай, Мелава, Камбакка, Шпалькай, Срана, Кунсаф, Сурхаган, Апушела, Чинарту, Гулинай, Мулла-Бостанкалай и др.

Перевалочные базы и перевалочные пункты

Перевалочные базы и перевалочные пункты были (как следует из их названия) промежуточными органами снабжения оппозиции. Их содержали на караванных маршрутах вблизи границ с Пакистаном и Ираном (а пункты — и в глубине территории ДРА). Именно на них осуществляли перегрузку оружия, боеприпасов, материальных средств с транспортов, пришедших из Пакистана и Ирана, на транспорт оппозиционных отрядов, действующих в самом Афганистане. Здесь же при необходимости можно было длительное время хранить оружие и боеприпасы.

Крупные перевалочные базы

Крупные перевалочные базы: Марульгад, Рабати-Джали, Шинарай, Кокари-Шаршари, Джавара, Льмархауза, Ангуркот, Ходжамульк, Мианпушта, Анандара, Шагали, Тангисейдан, (например, Марульгад, Шинарай, Джавара, Рабати-Джали и др.), одновременно являлись и базовыми районами.

Перечень базовых районов и перевалочных пунктов афганской оппозиции

Укрепрайоны афганских моджахедов (1979—1989): «Кунсаф», «Пьядара», «Искаполь» — провинция Газни, «Кухи-Сафи», «Чакарай» — провинция Кабул, «Хуркабуль» — провинция Вардак, «Дарзаб» — на стыке провинций Джаузджан, Фарьяб, «Варсадж» — провинция Бадахшан, «Таганхок», «Кокари-Шаршари» — провинция Герат, «Исламдара», «Хакрез», «Хадигар», «Васатичигнай», «Чинарту», «Опушелло», «Исламдад» — провинция Кандагар, «Рабати-Джали» — провинция Нимроз, «Карера» — провинция Кунар, «Луркох» — провинция Фарах, «Альбурс», «Байрамшах», «Шорча», «Агарсай» — провинция Балх, «Марульгад», «Камдакка», «Мелава», «Тора-Бора», «Огз», «Шпольхай» — провинция Нангархар, «Шинарай» — провинция Парван, «Хукумати — Духанай — Гори» — провинция Баглан, «Пастаканца», «Джавида», «Льмафхауз» — провинция Хост, «Марджа» — провинция Гильменд, «Срана» — провинция Пактия.

«Джавара»

ПАКТИЯ

Джавара (пушту. «Волчья яма») — укрепрайон афганских моджахедов в период Афганской войны (1979-1989). («Укреплённый район», «базовый район», «опорный пункт и перевалочная база») — значительное по территории долговременное оборонительное сооружение, «опорный пункт и перевалочная база» многочисленного вооружённого формирования в составе «юго-восточной объединённой группировки» крупного полевого командира, одного из лидеров «Пешаварской семёрки» — Джалалуддина Хаккани в зоне афгано-пакистанской границы провинции Хост республика Афганистан.

Фортификационное сооружение «Джавара» — комплекс с мощными оборонительными коммуникациями из защитных сооружений и укреплений, организованных по единому плану управления (взаимодействия) «системы огня» с целью ведения продолжительных оборонительных действий с превосходящими силами противника. Через перевалочную базу «Джавара» проходило около 20% всего объёма материальных ресурсов иностранной помощи следующих из соседнего Пакистана: продовольствия, снаряжения, вооружения и боеприпасов.

«Джавара» являлся крупным объект пропагандистского значения — площадка для вещания сочувствующих моджахедам журналистов и политиков. Состоял из множества галерей и укрытий, складских и жилых помещений — госпиталь, казарма, бункер штаба и т.д.

Укреплённый район в юго-восточной провинции Хост — фортификационное сооружение с мощными оборонительными коммуникациями, защитными сооружениями и укреплениями, с единым планом взаимодействия (управления) системы огня в устойчивой обороне, в условиях полной изоляции способен эффективно противостоять значительно превосходящим силам и средствам (сухопутные силы, артиллерия и авиация), атакующего на широком фронте противника, нанося незначительными силами максимальный ущерб.

Жизнедеятельность укрепрайона поддерживалась резервными и альтернативными источниками энергии. Был оборудован системой автономного водоснабжения артезианской скважиной. Наличием стационарного медицинского учреждения. Охрану базы осуществлял отряд полевого командира Джалалуддина Хаккани, в качестве вспомогательных сил использовались обитавшие в данном регионе пуштуны.

«Некоторые базы (например, Джавара) создавались на протяжении многих лет, их строительство началось до прихода к власти НДПА для ведения борьбы с режимом Дауда. Они представляли собой комплекс наземных и подземных (тоннельного типа с защитной толщей 15–20 м) сооружений. В них размещалось все необходимое для жизни, быта и боевой деятельности: командный пункт с узлом связи, учебный и пропагандистский центры, несколько казарм, множество складов оружия, боеприпасов и материальных средств, авторемонтные и оружейные мастерские, патронный завод, госпиталь, тюрьма. Обучались специалисты по минно-подрывному делу, применению зенитно-пулеметных средств (ДШК, ЗГУ) и других видов оружия, создавались также специализированные центры с раздельным обучением специалистов по боевому применению переносных зенитных ракетных комплексов (Мамадгарт, Варсак, Садда, Аравали и др.) и пусковых установок реактивных снарядов» Из книги «Мы атакуем с небес» автор Сергей Сергеев

Выдержка из воспоминаний генерал армии В. И. Варенникова о базе «Джавара»:

«...Про штурм Измаила знают, кажется, все. Кое-что слышали и про „линию Мажино“. Эти укрепления считались неприступными. Допустимо ли сравнивать их с базой ДЖАВАРА? Но то, что сама база и оборона вокруг неё построены по последнему слову науки и техники и считались западными да и восточными спецами неприступными, — это неоспоримый факт...» — Варенников В.И. «Неповторимое» (книга 5-я глава 4-я)

Выдержки из воспоминаний генерала А.А.Ляховского о базовом районе «Джавара»:

«...Интересно отметить, что некоторые базы (например, ДЖАВАРА) создавались на протяжении многих лет, а строительство началось еще до прихода к власти НДПА, для ведения борьбы с режимом Дауда. Они представляли собой комплекс наземных и подземных (тоннельного типа с защитной толщей 15–20 м) сооружений. В них размещалось все необходимое для жизни, быта и боевой деятельности: командный пункт с узлом связи, учебный и пропагандистский центры, несколько казарм, множество складов оружия, боеприпасов и материальных средств, авторемонтные и оружейные мастерские, снаряжательный патронный завод (по сборке патронов БУР), госпиталь, тюрьма...».

«...Имелись административные здания и жилые дома для размещения высокопоставленных лиц и иностранных представителей. База располагала автономным электро- и водоснабжением. Подступы к базе прикрывались тремя рубежами опорных пунктов, оборудованных на господствующих высотах огневыми сооружениями с укрытиями. Весь район имел исключительно сильную ПВО — большое количество ПЗРК, ДШК, ЗГУ.....»

«Тора-Бора»

джелалабадские

Тора-Бора («Тора-Бора» или «Тура-Бура» пушту: توره بوړه) — укрепрайон афганских моджахедов в период Афганской войны (1979-1989), радикального исламского движения «Талибан» и международной террористической организации «Алькаида» в периоды правления «режима Талибов» и ввода войск западной антиталибской коалиции «ISAF».

Укреплённый район «Тора-Бора» — «Укрепрайон», стратегический «базовый район», «опорный пункт и перевалочная база» — значительное по территории долговременное оборонительное сооружение, ключевое звено в системе тыла «восточной объединённой группировки» под командованием крупного полевого командира, одного из лидеров «Пешаварской семёрки» — Юнуса Халеса.

Представляет собой лабиринт тоннелей, уходящий на глубину 400 м, с множеством галерей, хранилищ, жилых помещений и укрытий, бункеров, складов вооружения и боеприпасов. Общая протяжённость сообщений составляет более 25 км. Расположен в труднодоступном горном массиве на высоте - 4000 м.(над уровнем моря) в 85 км к югу г. Джелалабад провинции Нангархар.

Использовался афганскими моджахедами и международными террористами во главе с Усамой бин Ладеном, Муллой Омаром, Юнусом Халесом и другими полевыми командирами пуштунских племён в период Афганской войны 1979-1989 гг. и позже, с целью ведения боевых действий в устойчивой обороне с превосходящими силами «Северного Альянса» и «войсками западной антиталибской коалиции».

«Кокари-Шаршари»

Карта района "Шаршари"

1024px-Herat_in_Afghanistan_svg Район Шаршари, уезд Гульран провинция Герат Вид со стороны Ирана Район Шаршари, уезд Гульран провинция Герат Вид со стороны Ирана рис.2 Вершина Кокари-Шаршари провинция Герат Афганистан Вид.2 на Иран
Кокари-Шаршари провинция Герат Афганистан на Иран  Вид.3 Кокари-Шаршари Провинция Герат Афганистан Вид.1 Кокари-Шаршари Провинция Герат Афганистан Вид.1

Кокари-Шаршари (перс.شرشر) — укрепрайон афганских моджахедов в период Афганской войны (1979-1989). «Укреплённый район», «базовый район», «фортификационное сооружение», «опорный пункт», «перевалочная база» — значительное по территории долговременное оборонительное сооружение, опорный и перевалочный пункт многочисленного вооружённого формирования в составе «западной объединённой группировки» крупного полевого командира Исмаил-хана (Туран Исмаил), в горном массиве «Кухе-Сенге-Сурах» — «Белые горы» в зоне афгано-иранской границы провинция Герат.

Базовый район «Кокари-Шаршари» он же «Кокари-Шершари», «Какари-Шашари», «Какари-Шушари», «Шаршар», «Шер-Шер» — фортификационный комплекс из защитных сооружений и укреплений с мощными оборонительными коммуникациями, организованными по единому плану управления (взаимодействия) системы огня был призван к ведению продолжительных боевых действий в устойчивой обороне на широком фронте в полной изоляции, сравнительно небольшими силами и средствами наносить максимальный ущерб превосходящим — осаждающим и штурмующим силам Советских войск, использующим тяжелую артиллерию и штурмовую авиацию

База в провинции Герат была построена в 1984–1985 гг. в соответствии с планом, разработанным западногерманскими и иранскими военными инженерами. В соседнем Иране мятежники проходили общую военною подготовку в 34 центрах (лагерях): изучение материальной части стрелкового оружия; практические стрельбы; овладение основами тактики ведения боевых действий; отработка навыков ориентирования на местности; оказание первичной медицинской помощи; религиозно-политическая подготовка, курс антиправительственной и антисоветской пропаганды. Для идеологической обработки обучаемых был создан специальный пропагандистский факультет при Кумском теологическом центре. То, что пропаганда — одна из основ партизанской войны, душманы поняли сразу. Листовки к местному населению, воззвания к нашим солдатам попадались часто.

«Кокари-Шаршари. Среди «афганцев» это место слыло худым и «славилось» своими добротными оборонными укреплениями и коммуникациями. Нам предстояло их уничтожить, а также захватить склады оружия и боеприпасов банды моджахедов под командованием полевого командира Турана Исмаил-хана. Приблизительно через тридцать минут мы уже подлетали к месту высадки. Выжженная земля, низкие по афганским меркам горы, сухое русло реки Герируд - место, где по топографической карте и проходит граница Афганистана с Ираном».

Стратегический перевалочный и опорный пункт — ключевое звено в партизанской деятельности афганских моджахедов в приграничном с Ираном районе, западе республики Афганистан в зоне ответственности командующего «западной объединённой группировкой» моджахедов — Исмаил-хана (Турана Исмаила) Инфраструктура «Кокари-Шаршари» – «бункер штаба командования», «узел связи», «ретранслятор», «казармы», «бомбоубежище», «госпиталь» с современным медицинским оборудованием и медикаментами, «склады» с запасами продуктов питания, питьевой воды, вооружения и боеприпасов располагались в многоуровневом комплексе - мощной железобетонной конструкции, способной выдержать бомбо-штурмовые удары авиации и тяжелой артиллерии. Несмотря на ожесточённое сопротивление 25.08.1986 группировка «Кокари» была повержена. Уцелевшие при обороне защитники, поняв обречённость цитадели, используя ходы сообщений в системе подземных коммуникаций, оставив обороняемые позиции, с командиром формирований Исмаил-ханом удалились на территорию Ирана.

«... Укрепрайон Исмаил-хана в Кокари-Шаршари мы все-таки взяли. Его банда была разбита. И только совсем незначительная часть уцелевших душманов, бросив оружие и боеприпасы, вместе с Исмаил-ханом ушла в Иран...» — Командир 149-го гвардейского мотострелкового полка А.И.Скородумов 

Военачальники о базовом районе «Кокари-Шаршари»

1. Воспоминания генерала Е.Г.Никитенко заместителя начальника оперативного отдела 40-й Армии, из штаба управления операцией «Западня»:

«В ходе боевых действий войска наносили удары с фронта по доступным направлениям в сочетании с маневром отдельными подразделениями через труднодоступные районы с целью выхода во фланг и тыл противнику (как в пешем порядке, так и по воздуху). Именно такие действия были залогом успешного решения задач в операциях в Кунаре, Алихейле, КОКАРИ-ШАРШЕРИ и др».

2. Воспоминания генерала армии В.И. Варенникова — начальника оперативной группы Минобороны СССР в Афганистане, командующего «Операцией Западня» о базовом районе «Кокари-Шаршари» в книге «НЕПОВТОРИМОЕ»:

«В период моего пребывания в Афганистане был проведён целый ряд интересных и сложных операций. Конечно, операция операции — рознь. Одни не оставили никаких воспоминаний. Другие же никогда не поблекнут. Для меня особо памятны операции в Кунарском ущелье, при штурме базы Джавара, на Парачинарском выступе, в районе Кундуза, западнее Герата до базы «КОКАРИ — ШАРШАРИ» на иранской границе» — генерал армии Варенников В.И.

3. Воспоминания генерала Ляховского А.А в книге «ТРАГЕДИЯ И ДОБЛЕСТЬ АФГАНА» о приграничном базовом районе Исмаил-хана в провинции Герат:

«База в провинции Герат, к примеру, была построена в 1984–1985 гг. в соответствии с планом, разработанным западногерманскими и иранскими военными инженерами».........«Они представляли собой комплекс наземных и подземных (тоннельного типа с защитной толщей 15–20 м) сооружений. В них размещалось все необходимое для жизни, быта и боевой деятельности: командный пункт с узлом связи, учебный и пропагандистский центры, несколько казарм, множество складов оружия, боеприпасов и материальных средств, авторемонтные и оружейные мастерские, снаряжательный патронный завод (по сборке патронов БУР), госпиталь, тюрьма. Имелись административные здания и жилые дома для размещения высокопоставленных лиц и иностранных представителей. База располагала автономным электро- и водоснабжением. Подступы к базе прикрывались тремя рубежами опорных пунктов, оборудованных на господствующих высотах огневыми сооружениями с укрытиями. Весь район имел исключительно сильную ПВО — большое количество ПЗРК, ДШК, ЗГУ....» - генерал Ляховский А.А «Трагедия и доблесть Афгана»

Военачальники о базовом районе в провинции Герат

Выдержки из воспоминаний генерала Ляховского А.А в книге «ТРАГЕДИЯ И ДОБЛЕСТЬ АФГАНА» о приграничном базовом районе Исмаил-хана в провинции Герат:

«...Зимой 1983 г. многие отряды оппозиции впервые за годы борьбы не ушли на отдых — им это было категорически запрещено. Началось создание базовых районов и баз непосредственно в ДРА,.. «База в провинции Герат, к примеру, была построена в 1984–1985 гг. в соответствии с планом, разработанным западногерманскими и иранскими военными инженерами».....генерал Ляховский А.А «Трагедия и доблесть Афгана»

«Они представляли собой комплекс наземных и подземных (тоннельного типа с защитной толщей 15–20 м) сооружений. В них размещалось все необходимое для жизни, быта и боевой деятельности: командный пункт с узлом связи, учебный и пропагандистский центры, несколько казарм, множество складов оружия, боеприпасов и материальных средств, авторемонтные и оружейные мастерские, снаряжательный патронный завод (по сборке патронов БУР), госпиталь, тюрьма. Имелись административные здания и жилые дома для размещения высокопоставленных лиц и иностранных представителей.

База располагала автономным электро— и водоснабжением. Подступы к базе прикрывались тремя рубежами опорных пунктов, оборудованных на господствующих высотах огневыми сооружениями с укрытиями. Весь район имел исключительно сильную ПВО — большое количество ПЗРК, ДШК, ЗГУ....» генерал Ляховский А.А «Трагедия и доблесть Афгана»

Из книги В.Марковского «Жаркое небо Афганистана»: «В ходе крупных операций, когда требовалась особая слаженность и подготовленность действий больших групп авиации в обширном районе (как это было летом 1986 г. при разгроме базы-арсенала под Гератом), над Афганистаном появлялись летающие командные пункты Ил-22, оснащенные мощным бортовым комплексом управления и связи, способным обеспечить работу целой воздушной армии. Сами Су-25 оборудовали специальной УКВ-радиостанцией Р-828 «Эвкалипт» для связи с наземными войсками в пределах прямой видимости». Виктор Марковский «Жаркое небо Афганистана»

Операция «Западня»

В конце августа 1986 года, частями ОКСВА была проведена крупномасштабная общевойсковая операция операция «Западня», в ходе которой войска овладели укрепрайоном «Кокари-Шаршари».

25.08.1986 группировка Исмаил-хана в «Кокари-Шаршари» была разбита, укрепрайон взят. Уцелевшие от воздействия сил ОКСВА, защитники «Кокари», используя ходы сообщений в системе подземных коммуникаций, оставив обороняемые позиции и вооружение, вместе с Тураном Исмаилом скрылась в Иран.

«Альбурз, Агарсай, Шорча, Байрамшах»

БАЛХ вид.2 на Мармоль восток-запад вид.2 на Мармоль восток-запад вид на Мармоль с севера
Мармоль вид.3 на Мармоль с севера вид.2 на Мармоль с севера вид.1 на Мармоль восток-запад

Укреплённые районы (опорные пункты и перевалочные базы) полевых командиров: Забиулло, Мохаммад Алим, Атта Мохаммад Нур — «Альбурс», «Агарсай», «Байрамшах», «Шорча» и др. располагались в зоне: Мармольского, Тангимармольского, Шадианского, Ак Дара, Гор Дара, Ташкурганского ущелий горного массива «Красные скалы» в провинций Балх и Саманган В 80-100 км. южнее, юго-западнее г.Мазари-Шариф — север республики Афганистан.— север республики Афганистан. Наиболее крупными общевойсковыми операциями по захвату данных базовых районов в период Афганской войны (1979—1989) являлись: в 1980 г., август 1981 г., 1982 г., март 1983 г., январь-февраль 1984 г. и др.

Упоминание об операциях в провинции Балх в районе «Красных скал», в 70 км. юго-западнее г.Мазари-Шариф: «...В то же время отмечаются случаи, когда в ходе боевых действий мятежники предпринимают прямые нападения на районы, где закрепились наши подразделения (провинция БАЛХ, район десантирования 4 МСР 149 МСП, 8 МСР 122 МСП в операции «МАРМОЛЬ»), а также оказывают ожесточенное сопротивление и упорство в районах. Мятежники оказывают ожесточенное сопротивление и только после неоднократных ударов авиации и огня артиллерии удается сломить их боевой дух»

Мармоль. Мармоль представлял собой труднодоступный район, хорошо подготовленный моджахедами в инженерном отношении. Плато, окруженное горами, превышение которых над плато составляло около 800 метров. В центре плато находилась возвышенность. В район шла дорога по узкому Тангимармольскому проходу в горах. Чтобы обезопасить себя от действий советских войск, моджахеды заминировали этот проход.

Минные заграждения мятежников, подрывали танки 40-й армии, в склоны гор ими были заложены крупные заряды в виде авиабомб. Все заряды были сведены в единую сеть, которая при подрыве должна была обрушить горы на головы вошедшей в проход бронегруппы. Однако инженерная разведка сумела выявить эти заряды и нарушить сеть, а затем и разминировать проход.

По высотам, где находились позиции мятежников, были нанесены мощные удары авиации, а затем по всей окружности плато были высажены подразделения СА и Погранвойск. Вслед за ними в район вошли главные силы, которые и завершили разгром базового района. В данном районе было выявлено большое количество складов с оружием и боеприпасами, размещенных в пещерах, которые также были заминированы. В районе была также обнаружена тюрьма.

В последующем в «Мармольском ущелье» на одной из высот в центре плато была размещено одно из подразделений погранвойск СССР

Операции по овладению УР в районе «Мармоль»

Ликвидация системы тыла, захват мощных укрепрайонов (УР) фортификационных комплексов — опорных пунктов и перевалочных баз афганских моджахедов: «Альбурс», «Агарсай», «Байрамшах», «Шорча» в зоне Мармольского, Тангимармольского, Шадианского и Ташкурганского ущелий горного массива «Красные скалы» в провинции Балх в период Афганской войны (1979—1989) осуществлялись в ходе общевойсковых «Мармольских операций» частями 201-й Гатчинской дважды Краснознамённой мотострелковой дивизии, других подразделений ОКСВА, частей погранвойск (КСАПО) КГБ СССР и правительственных сил ДРА против вооружённых формирований афганских моджахедов «Исламского общества Афганистана» Бурхануддина Раббани (полевые командиры: Забиулло, Мохаммад Алим, Атта Мохаммад Нур и др.) с привлечением значительных сил и средств — «Мармольские операции».

Общевойсковые операции: 1980 г., август 1981 г., 1982 г., март 1983 г., январь-февраль 1984 г., сентябрь 1985 г, 1986, 1987 и др. были проведены с целью парализовать деятельность антиправительственных сил: разгром вооружённых формирований, овладение укреплёнными (базовыми) районами: «Агарсай», «Альбурс», «Байрамшах», «Шорча», захват опорных пунктов и перевалочных баз оппозиции, складов вооружения и боеприпасов в зоне «Мармольского, Тангимармольского, Шадианского и Ташкурганского ущелий» горного массива «Красные скалы» провинция Балх, блокирование поставок материальных ресурсов из перевалочных «баз Балха», в другие северные провинции Афганистана: Саманган, Джаузджан, Сари-Пуль, Фарьяб и др. Итогом операций явилось овладение опорными пунктами, значительным количеством трофейного вооружения и боеприпасов.

«Дарзаб»

Дарзаб — укрепрайон (УР) (базовый район) опорный и перевалочный пункт афганских моджахедов (1979-1989) партии «Исламское общество Афганистана» Бурхануддина Раббани на стыке провинций Фарьяб и Джаузджан север республики Афганистан. Кишлак «Дарзаб» и одноимённый опорный пункт лежали в предгорьях, в трёх ста метровом каньоне горного участка.

Разгрому крупного базового района оппозиции в районе «Дарзаб» на границе провинций Джаузджан и Фарьяб, проведенной с 15 по 19 февраля 1982 года предшествовала основательная разведывательная подготовка. Территория (зона) плановой войсковой операции по разгрому «крупного базового района» мятежников «Дарзаб» в северном регионе ДРА, включала участок соприкосновения провинций Фарьяб и Джаузджан.

Операция по овладению УР «Дарзаб»

В январе 1982 года, начальник штаба 40-й армии, генерал-майор Тер-Григорьянц Н.Г. был назначен руководителем «Дарзабской операции» по блокированию и уничтожению группировки противника в провинции Фарьяб (Меймене).

По данным разведки, в данном районе было создано поддерживаемое США, Пакистаном и другими странами подпольное правительство Афганистана. В их дальнейшие планы входило отторжение части территории страны от центра и создание на ней мощного очага сопротивления. Естественно, этого никак нельзя было допустить. В короткие сроки под руководством генерал-майора Тер-Григорьянца была спланирована и проведена «воздушно-наземная операция». Было задействовано около 1000 военнослужащих Советской Армии и ВС ДРА, около 15 самолетов и более двух десятков транспортных вертолетов и вертолетов огневой поддержки.

«Самолеты с десантниками на борту из Кабула приземлились на аэродром Мазари-Шариф. Там, соединившись по заранее запланированной схеме с афганскими подразделениями, десантники с вооружением и боеприпасами погрузились на вертолеты МИ-8МТ. Истребительно-бомбардировочная авиация начала наносить удары по заранее выявленным целям. Началось выдвижение в запланированный район наземных подразделений спецназа для совместных действий с десантом после его высадки.В продолжительные боевые действия в горах с мятежниками в районе «Дарзаб» вступили 4 батальона ВДВ, 2 батальона ОоСпН ГРУ (ОКСВА) и 4 батальона ВС ДРА при поддержке артиллерии и авиации. Командовал операцией начальник штаба 40-й Армии генерал Н.Г.Тер-Григорьянц».

Первый этап операции 29 января 1982 года предусматривал высадку тактического воздушного десанта подразделений 103-й гв.ВДД на господствующие высоты, оседлать отроги и запустить подразделения ВС ДРА в кишлак «Дарзаб».

Однако погода внесла свои коррективы в ход операции: «...Вопреки оптимистичным прогнозам метеорологов, вертолеты с десантом оказались над сплошной пеленой густых облаков. Возможности навигационной аппаратуры на военно-транспортных вертолетах той поры оставляли желать лучшего. Штурманы экипажей лишь приблизительно смогли определить местоположение вертолётов относительно района десантирования».

При подлете к месту высадки по вертолётам был открыт шквальный пулемётный огонь. В связи с этим, на площадку высадки прибывающие подразделения вышли лишь со второго раза. Десант осуществлялся на минимальной высоте и скорости. Остальным вертолётам подлететь к назначенным целям на отрогах так не удалось. Несмотря на низкую облачность, вертолёты высадили десант, который занял господствующие высоты и не позволил отрядам вооруженной оппозиции вырваться из района «Дарзаб»

Вертолётная авиация используя узкое пространство в небе, где облако ещё не воссоединилось с горами, выбрала тактику: «Двигаясь по спирали, один за другим вошли в этот просвет, под которым, как в чаше, между гор располагался мятежный «Дарзаб». Едва выполнив этот маневр, экипажи увидели сам населенный пункт, но стремительно оседавшее к земле облако уже не оставляло возможности для дальнейшего маневрирования. Однако вертолёты были обнаружены противником, и по ним был открыт шквальный огонь».

Передовой отряд подразделений 350-го гвардейского парашютно-десантного полка (350-го гв.ПДП) 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (103-й ВДД) был высажен на отрогах двух хребтов в районе ущелья «Дарзаб». Под пеленой облаков, простирались горы и занятый противником район. Мятежники, используя знание рельефа местности и текущие природные аномалии — с вооружением, на глазах у десантников, скрылись в тумане за пределами досягаемости стрельбы.

Ближайшая задача войск состояла в высадке и закреплении на площадках десантирования. Дальнейшей: овладеть прилегающими господствующими высотами и обеспечить огневой прикрытие высадки основных сил десанта и штаба 40-й армии.

Высадка подразделений сопровождалась вступлением в бой. В ожесточённом двух часовом бою, десантникам удалось захватить ряд стратегических высот. Десант с подразделениями главных сил продолжал прибывать в район операции. «Завязавшийся бой шёл уже в сплошном облаке, и стрельба становилась все более хаотичной и беспорядочной. В таких условиях создалась реальная опасность стрельбы по своим подразделениям. Генерал-майор Тер-Григорьянц дал команду прекратить огонь и закрепиться в районе высадки десанта. Вскоре стрельба стихла и с противоположной стороны. Новый бой завязался несколько часов спустя, когда укрывавшее горы облако окончательно рассеялось».

В ходе непрерывных боёв, в течение дня и ночи», были захвачены две главенствующие высоты над ущельем. В результате, к утру площадка приземления для основных сил была прикрыта. Мятежники, поняв, что не способны сбросить с высот СВ, уже не атаковали.

Авиация и артиллерия СВ по указанным целям работали более четырёх часов. На удерживаемые высоты, в течение дня, был выброшен десант главных сил — двух полков 103-й гв.ВДД: 350-й и 357-й ОПДП (оба, двух батальонного состава).

По окончании высадки, подразделениям была поставлена задача — «выдвинуться на указанный рубеж для блокирования района, откуда сводным подразделениям предстояло выступить для прочесывании населённого пункта Дарзаб...»

По данным разведки, в данном кишлаке находилась «школа подготовки младших командиров мятежников». Второй этап операции начался утром 31 января и длился практически двое суток. Кроме десантников 103-й гв.ВДД, в операции принимали участие два отряда (батальона) спецназа ГРУ (154-й и 177-й ОоСпН).

Трое суток, десантники не выходили из боя. Собрали у личного состава весь оставшийся провиант, распределили на двое суток. «Снег в районе опорного пункта, десантники, съели почти весь». Также было важным сохранить людей от холода и не дать погибнуть раненым. Для их обогрева жгли тротил. Даже в критической ситуации «десантники не ждали пока их перебьют». Сформировав разведгруппу, каждую ночь осуществляли вылазку и совершали налёты.

С целью уклониться от миномётного огня, подразделения окопались, используя подручные средства; штык-ножи и каски. К утру первых суток удалось вырыть в мерзлом грунте три землянки: большие двухметровые ямы – по одной на взвод, с ходами сообщения. Это сохранило десантникам жизнь.

В ходе затянувшегося противостояния вертолётчики использовали установки неуправляемых реактивных снарядов (НУРС) с вышедших из строя вертолетов. Развернув остовы винтокрылых машин в нужном направлении, десант получил в свое распоряжение некое подобие реактивной системы залпового огня. Эти залпы НУРСов с земли оказались полной неожиданностью для противника и позволили значительно усилить огневую мощь подразделений СВ. При поддержке с воздуха ударных вертолетов Ми-24 десантники разгромили противника в горной местности. После этого они успешно соединились с подразделениями спецназа, которые к тому времени уже блокировали и уничтожали мятежников на окраине «Дарзаб». Цели и задачи первого этапа операции были выполнены.

Второй этап операции В ходе прочесывания дна ущелья силы десантников и спецназа воссоединились. 2 февраля подразделения 103-й ВДД выполняли задачи по обеспечению прикрытие площадки, откуда все задействованные в операции силы и средства убывали на аэродром Маймане, и в дальнейшем — самолетами военно-транспортной авиации были переброшены в Кабул

Однако завершающий этап операции пошёл по незапланированному сценарию. После убытия основных сил, подразделения 103-й гв.ВДД ожидали эвакуации на вертолётах. Но в планы вмешалась погода. Резко налетел снегопад. Когда вертолёты вошли в район проведения операции для сбор десанта, сесть им не удалось.

Поскольку ближайшие к площадкам подразделения, находились на удалении 80 км., в текущей ситуации было необходимо срочно вернуть контроль над господствующими высотами и ждать погоды для эвакуации. Ближе к ночи снегу навалило уровнем до метра. Температура опустилась до минус 20 градусов. Тем временем мятежники, ошибочно предполагая убытие СВ, начали возвращаться в «район», чем совершили роковую ошибку.

Нарвавшись на засаду десантников, мятежники предприняли попытку контратаки — с целью прорваться, однако им это не удалось. Первые несколько атак мятежников были отбиты. Оценив обстановку, мятежники подтянули миномёты, и с регулярностью в 20–30 минут стали вести непрерывный трех-пятиминутный огонь. «В засаде», убитыми мятежники потеряли более ещё 10 человек. На месте боя было собрано около 50 единиц оружия

В ходе операции «База» была полностью уничтожена. «Разгром «неприступной Дарзаб» способствовал некоторой стабилизации обстановки в северных провинциях ДРА, снизил активность оппозиции в регионе».

«Крер» (Карера)

Крер — базовый район (советские военнослужащие называли «Карера») — базовый район (фортификационное сооружение - опорный пункт и перевалочная база) афганских моджахедов «Исламского союза освобождения Афганистана» на востоке Республики Афганистан. Под управлением лидера моджахедов «Исламского союза освобождения Афганистана» Абдул Расул Саяфа. Расположен к востоку от уездного центра Саркани в провинции Кунар, на границе с Пакистаном. В горном районе перевала Гулпрай (Гулпрей) близ населенного пункта Мамунда были оборудовали две базы «Шахид Абдул Латиф» и «Фатха». Обе имели выход в Пакистан в район Баджар. Эти базы являлись одновременно опорными пунктами и выполняли роль крупных перевалочной базы в провинции Кунар. Близость к Пакистану способствовала быстрому наращиванию сил базы с сопредельной территории.

Был оборудован афганской вооруженной оппозицией в начале 1980-х годов в двадцати километрах южнее административного центра провинции Кунар г. Асадабада на стыке границ Афганистана и Пакистана. По имеющимся разведданным, гарнизон укрепрайона насчитывал 80 – 100 боевиков, принадлежавших партии Исламский союз освобождения Афганистана «ИСОА», одной из семи наиболее непримиримых кабульскому правительству партий оппозиции. Размещался укрепрайон на высокогорной местности (высота около 2000 метров), северные склоны и лощины ущелий которой были покрыты вечнозеленым кустарником и лесом, занимая территорию Афганистана и Пакистана. Основными боевыми порядками укрепрайона являлись опорные пункты, сторожевые посты предупреждения, оборудованные в инженерном отношении, располагавшиеся на вершинах и гребнях горных хребтов, связанные единой системой огня, радио- и телефонной связью.

Гарнизон укрепрайона в афганском горном районе «Крер» представлял полк, с командиром Асадуллой, уроженцем кишлака Чаркала провинции Кунар. В 1978 году он эмигрировал в Пакистан, где обучался в военной академии «ИСОА». Формирование Ассадуллы, входило в группировку Осамы бен Зейда, крупного полевого командира и ярого приверженца ислама. Полк состоял в обществе «ИСОА» лидер Расула Саяфа (Абдул Раб Расул Саяф (Устад)), (одна из семи партий союза Пешаварская семёрка.

Операция по овладению УР «Крер»

В конце марта 1986 года советские и афганские войска предприняли попытку овладеть укрепленным районом «Крер». Численность полка в гарнизоне увеличилась до 400 человек за счет усиления, прибывшего из соседнего Пакистана. «В результате наземно-воздушной операции в укрепрайоне Крер 28 марта 1986-го года Советские войска в ходе пятнадцати часового боя уничтожили 26 моджахедов, разрушили военные сооружения, но потеряли при этом 42 человека. 29-30 марта при деблокировании базы моджахеды уничтожили 70 афганских и 50 советских военнослужащих. 29-31 марта в течение двухдневного боя в ущелье «Крер» моджахеды нанесли советским войскам большой урон, потеряв при этом 42 человека, но выбили их из укрепрайона и захватили трех пленных».

«База» моджахедов укрепрайона «Карера» находилась в труднодоступном районе Кунарского района — горы, поросшие лесом, сковывали высадку вертолетов, а близость пакистанской границы помогла прекрасно оснастить базу. Она стала мощным укрепленным районом с развитой сетью подземных коммуникаций, заводом по производству патронов и эшелонированной ПВО. С близлежащих гор были хорошо пристреляны места вероятных высадок десанта. В операции марта 1986 года принимали участие два отряда (1-й и 5-й батальоны) спецназа ГРУ из Асадабада (334-й ОоСпН) и Джелалабада (154-й ОоСпН).

«При захвате укрепрайона «Карера» в конце марта 1986 г. сама цель находилась в крайне трудном высокогорном лесистом районе Кунарского ущелья, непосредственно у пакистанской границы. Она была хорошо защищена инженерными сооружениями, оборудована пещерными укрытиями и многочисленными огневыми точками, что потребовало сосредоточения сил обоих отрядов спецназа из Джелалабада и Асадабада. На месте выяснилось, что подходы к укрепрайону защищают опорные пункты на соседних высотах, также располагающие немалыми огневыми средствами».

В ходе ожесточённого боя на помощь моджахедам «Крера» прибыло пополнение из соседних подразделений (лагерей). Дожидаясь прикрытия авиацией, десант использовал в бою трофейное оружие. Близость границы сковала согласование по инстанциям начальства команды на осуществление авиаудара — приказом командования авиации было запрещено заходить в приграничную десятикилометровую зону. В итоге, понеся потери, подразделения спецназа были сняты вертолетами с горных вершин. Условия для эвакуации были неудовлетворительными. Вертолетам не удавалось сесть, для погрузки раненых и тел погибших.

«Гошта»

Гошта — базовый район (опорный пункт и перевалочная база) афганских моджахедов (1979-1989) на востоке Республики Афганистан в провинции Нангархар на границе с Пакистаном. Из укрепленных (базовых) районов на северо-западе провинции Нангахар – Гошта был захвачен и полностью уничтожен подразделениями спецназа ГРУ в январе 1986 года.

«Гошта» был взят вместе с крупными трофеями, в их числе: три зенитные горные установки ЗГУ-1, семь ДШК, три миномета и свыше 70 «стволов», включая снайперское оружие. Оружие и боеприпасы вывозили два дня, оставшееся подорвали и заминировали. Спецназ ГРУ в операции потерь не понёс.

Операция по овладению УР «Гошта»

«Операция 15-го БРСПН по захвату в январе 1986 года мощного укрепленного района у н. п. Гошта, проходила недалеко от пакистанской границы. Район имел эшелонированную ПВО, стрелки были опытными и грамотно строили атаку по вертолетам. Строй из 6 Ми-8МТ был атакован плотным стрелковым огнем и множественными гранатометами, стрелявшими на подрыв гранат на самоликвидацию и создавшими фронт огня и осколков. Потом по отдельным машинам открыли огонь ДШК, и два вертолета были повреждены, так что операцию пришлось свернуть и перенести ее реализацию на поздний период. В операцию были вовлечены новые силы, авиация была усилена вертолетами баграмского 335-го ОВП и Су-25 378-го ОШАП. Утром 18 января 18 Ми-24П нанесли массированный удар; от пехоты руководителем построения атаки был начштаба 154-го ОСПН м-р Д. Лютый, находившийся на борту одного из вертолетов». Из Книги «Мы атакуем с небес» автор Сергей Сергеев.

Операция по захвату «Гошта» была проведена с минимальными потерями. Удалось уничтожить около 60 мятежников, все склады с боеприпасами и снаряжением, захватить в качестве трофеев три 14,5-мм зенитные пулеметные установки ЗПУ-1, семь 12,7-мм пулеметов ДШК, одно 82-мм безоткатное орудие БО-82, три 82-мм миномета (все оружие китайского производства) и свыше тридцати единиц стрелкового оружия, в том числе и американскую 7,62-мм снайперскую винтовку М-21, весьма редкую в Афганистане, а также один ПЗРК «Стрела-2».

«Луркох»

Луркох — базовый район афганских моджахедов (1979-1989) в провинции Фарах в юго-западной части республики Афганистан. Располагался южнее города Шинданд в одноимённом горном массиве, в необычном горно-рельефном образовании в преимущественно пустынной местности, «высился среди равнины непроходимым нагромождением скал и ущелий, занимавшим несколько десятков километров. Созданную самой природой крепость облюбовали местные банды, создав там базовый лагерь, откуда совершали набеги на близлежащие дороги и нападали на военные посты. Подступы к Луркоху защищали минные поля, скальные укрепления, буквально каждый излом ущелий и троп прикрывали огневые точки. Пользуясь неуязвимостью, противник стал использовать Луркох и как командный пункт, где собирались вожаки окрестных банд»

«База», которая не давала покоя больше полутора лет, «была сделана, как говорится, по последнему слову инженерной техники». Среди скал были оборудованы огромные хранилища, бетонные сооружения и укрытия. Там можно было спрятать десятки тысяч тонн горючего, продовольствия и боеприпасов. Все, что доставалось душманам в результате налетов на дороги — а нападениям подвергались не только советские колонны, но и простые афганцы, — переправлялось туда. Душманы не отличались особой разборчивостью в выборе добычи — мы нашли там и посуду из французского стекла, и контейнеры с химическими удобрениями, и многое другое.

Вооружённые формирования использовали географическое расположение массива, на удалении от населённых пунктов отшибе от обжитых мест, гарнизонов, где войска ограничивались эпизодическими войсковыми операциями, а с их завершением мятежники вновь возвращались в «район». Проводившиеся против «душманской базы» войсковые операции успеха не приносили. Ценой ощутимых потерь удавалось войти в горные распадки, однако противник вовсе не собирался «биться насмерть» за удержание позиций, под напором армии растворялся в прилегающих горах и вновь возвращался в оставленные пещеры, стоило только войскам отойти. Удержание армией объекта, где и селений, по сути, не было, не представляло смысла, а оставлять там сторожевые заставы и посты было слишком накладным

Из воспоминаний комдива 5-й МСД Бориса Громова: «Массив этот представлял собой интересное и необычное место. На абсолютно голой равнине в радиусе шести километров высились каменные глыбы. Самая большая вершина находилась на высоте более трех километров над уровнем моря. По данным нашей и афганской разведок, в центре массива находилась большая база с оружием, боеприпасами и продовольствием. Мятежниками там «был оборудован неприступный лагерь, откуда они совершали набеги на дорогу, по которой непрерывно шли в Кандагар наши и афганские колонны, а также на расположение 70-й отдельной могострелковой бригады. Все подступы и радиальные ущелья, ведущие в центр горного массива, были заминированы»

Операции по овладению УР «Луркох»

Командование по овладению базовым районом «Луркох» — на начальном этапе, осуществлялось генерал-майором Ю.Шаталиным, комдивом 5-й МСД, на втором этапе — вновь прибывшим комдивом 5-й МСД (бывшим зам.комдивом 108-й МСД) полковником Б.В.Громов. Продолжительность операции составила более четырех недель.

Комдив Громов Б.В. принял доклады офицеров, досконально владеющих ситуацией вокруг «Луркох». Их позиция состояла в нецелесообразности выдвижения вглубь горного массива во избежании лобового боестолкновения. Предлагалось заминировать все входы и выходы в ущелья, заключив мятежников в мешок постоянно держать под воздействием артиллерии и авиации. Командование ВС ДРА, придерживалось другого мнения: ими предлагалось сделав мощный прорыв вглубь, уничтожить «базу», вперёд направить СВ.

Опорный и перевалочный пункт в Луркох необходимо было ликвидировать. Однако в ходе очередной попытки продвижения в глубь горного массива подразделения наталкивались на упорное, отчаянное сопротивление мятежников. По-видимому. База, по всей видимости была обустроена давно, и с перспективой: огромные запасы боеприпасов и продовольствия позволяли мятежникам продержаться продолжительное время. Для захвата «Луркох», предстояло разминировать все предусмотрительно пристрелянные точки ущелья. Сделать это без потерь было крайне сложно. Движение по горным хребтам, для захвата господствующих высот, пресекалось встречным шквальным огнём.

Высадка десанта в «Луркох», по причине численного и позиционного преимущества, в пользу мятежников — было нецелесообразным. Сил артиллерии, призванной к предварительной обработке ударами по склонам — с целью исключить потери пеших групп, было недостаточно. На текущем этапе, СВ не располагали необходимым — для десантирования количеством вертолётов и фронтовой авиацией, а также сил (авиации) прикрытия вертолётов. Одной из главных проблем являлось, также отсутствие должной связи для управление десантом в горах, особенно при спуске в ущелье. Потеря связи с пешими группами была равнозначна их гибели.

На текущем этапе СВ ещё не были оснащены авиационными комплексами с радио-ретрансляторами, теми, что позже висели в воздухе в ходе каждого из боевых действий. Если бы подразделения СВ навязали мятежникам бой, он привёл бы к большим жертвам». Исходя из этого было принято решение не проводить операцию внутри «Луркоха», а ограничиться лишь избранными мерами: подступы к горному массиву были заминированы, ущелья обработали артиллерией. Между скалами «Луркоха» и дорогой выставили усиленные заслоны, для перехвата мятежников. На всё ушло пять дней, после чего подразделения дивизии вернулись в казармы. Спустя несколько месяцев база в Луркохе опять стала о себе напоминать.

Мятежники в районе «возобновили нападения на автомобильную трассу и систематически увеличивали подчиненную себе территорию». Было сделано всё необходимое дабы запереть «формирования» в ущельях, а также вынудить покинуть данный «район». Мяежникам дали знать: «Луркох под прицелом!» — возобновления деятельности там не будет.

Базовый район, практически ежедневно подвергался БШУ и ударам дальнобойной артиллерии, минирование основных ущелий и подступов к ним постоянно «освежалось». Тем не менее, «Луркох» вновь стал использоваться оппозицией «как объединенный командный пункт — на хорошо укрепленной базе в центре гор, где периодически продолжали собираться руководители бандформирований». Командование угнетало то, что в ходе непрекращающихся налётов мятежников, — заставы, сторожевые посты, и военные гарнизоны — частей 40-й армии и правительственных войск, продолжали нести потери.

Командование 5-й дивизии встало перед необходимостью предпринять решительные меры и каким-то образом нейтрализовать находившиеся в ущельях силы моджахедов. Другими словами, нам нужно было уничтожить их и сделать все для того, чтобы в последующем вообще не вспоминать о «Луркохе». В ходе боев за горный массив «Луркох» не удалось избежать людских потерь. Самые большие жертвы были в «21-й пехотной бригаде правительственных войск ВС ДРА», дислоцированной в Фарахе в сорока километрах от горного массива, принимавшей участие вместе с нами в боевых действиях в «районе Луркоха».

Потерь в подразделениях 5-й мотострелковой дивизии и ВДВ — в ходе операции избежать не удалось. Хотя командование СВ прикладывало максимальные усилия — уклонится от лобовых столкновений. «База» стратегически — прежде всего, была нужна самим афганцам, а не 40-й армии». «Погибшие и раненые», при овладении господствующими высотами, были среди: сапёров, мотострелков и десантников. У «Луркох» потери, также понесли военные советники. «Трагическая гибель военного летчика генерал-майора В. Хахалова, заставила нас не только активизировать боевые действия, но и пойти на крайние меры» (Б.Громов).

Гибель генерала Хахалова

Генерал Хахалов прибыл в ДРА, прибыл в район проведения войсковой операции по приказу главкома ВВС маршала авиации П. С. Кугахова с целью проверить эффективность применения штурмовиков Су-25 в горном массиве. «Шла нешуточная борьба за невыполнение этого приказа, поскольку, по замыслу Кутахова, после каждого бомбово-штурмового удара с воздуха мотострелковые подразделения должны были идти в центр Луркоха для того, чтобы убедиться — да, авиация своей цели достигла».

Несколько дней генерал Хахалов находился в близости «Луркох». Командование операцией всячески препятствовало его инициативе облететь горный массива. Воспользовавшись временным отсутствием комдива генерала Б.Громова, когда руководство боевыми действиями осуществлял его заместитель, несмотря на настойчивые советы не делать этого, на двух вертолетах вылетел над горными ущельями в глубь «Луркох».

«Оттуда Хахалов уже не вернулся. Вертолет, был подбит мятежниками и упал недалеко от их базы». После ЧП, командование 5-й МСД было вынуждено «с ожесточенными боями пробиваться по горам и хребтам, по дну двух ущелий в центр горного массива». Стремительная операция была проведена с целью забрать тела генерала и членов экипажа, дабы не оставить на поругание. Когда дошли до центра Луркоха и окончательно овладели этим укрепрайоном, недалеко от базы нашли обломки подбитого вертолета и останки офицеров. «На них было страшно смотреть...».

«Над телами генерала, а он был в форме, и вертолетчиков душманы жестоко глумились — им выкололи глаза, отрезали уши...» На завершение операции потребовалась неделя. В ходе боев погибло восемь человек. «Базу, разгромили, особо прочные сооружения взорвали, еще раз заминировали весь «район», и покинули его. На этом операция завершилась». Значительно позже Луркох опять попал в поле зрения командования 40-й Армии. «Бандформирования, действовавшие там, напомнили о себе в конце 1985 года. В ответ на вылазки мятежников были нанесены серии массированных бомбово-штурмовых авиационных ударов, после которых Луркох уже не доставлял особого беспокойства».

«Васатичигнай»

Васатичигнай укрепрайон УР — базовый район (опорный и перевалочный пункт) афганских моджахедов (1979-1989) на юге Республики Афганистан в провинции Кандагар на границе с Пакистаном. Оборудован в горном массиве в семидесяти километрах восточнее Кандагара, в отрогах простирающихся «вдоль трассы «Кандагар-Кабул» на пятнадцать км. на юг от бетонки в глубине одного из ущелий хребта. Базовый район «Васатичигнай» — ключевой опорный пункт и перевалочная база «в системе проводки караванов на маршрутах центрального направления в провинциях Кандагар и Забуль». Базовый район находился под управлением полевого командира Абдула Резака.

Краткое описание базового района: «Вход в ущелье прикрывали две сопки – опорные пункты системы обороны. На вершинах были оборудованы огневые позиции для крупнокалиберных пулеметов. В скальном грунте были вырублены окопы, по брустверу в несколько рядов были уложены камни, сверху для усиления залитые бетоном. Между холмами вход в базовый район «Васатичигнай». Ущелье длинное, извилистое, в некоторых местах оно сужается до десятка метров. Дорога хорошо накатана по высокой насыпи. Вдоль левой обочины тянулся крутой склон, справа под обрывистым берегом мерцала горная речушка».

Операция по овладение УР «Васатичигнай»

Для овладения базовым районом «Васатичигнай» были задействованы подразделения: 70-я отдельная гвардейская мотострелковая бригада 70 гв.ОМСБр (Кандагар), «в их числе разведрота 70-й ОМСБр, десантно-штурмовой батальон, танковый батальон и подразделения ствольной и реактивной артиллерии»; отряды специального назначения ГРУ: 173-й ОоСпн (Кандагар) и 370-й ОоСпн (Лашкаргах)); штурмовая авиация и тяжёлая артиллерия. Операция проводилась под общим командованием генерал-лейтенанта Гусева.

После тщательного сбора информации, изучения данных аэрофотосъемки был разработан план операции, намечен маршрут движения сил и средств 70-й ОМСБр к «объекту». Офицеры ВС ДРА отыскали в своих рядах военнослужащего, проживавшего ранее в кишлаке «Васатичигнай», который уточнил расположение важных объектов инфраструктуры базового района: организацию охраны и обороны; систему противовоздушной обороны; схему оповещения; также вероятный порядок действий в случае нападения СВ. Удалось установить: численность отряда мятежников, постоянно находящихся на базе, составляет сто пятьдесят человек; имя главаря банды — Абдул Резак.

«Местность сильнопересеченная, дорога отсутствует. Поднятая техникой пыль затрудняет наблюдение. Окружающие холмы рассечены глубокими оврагами. Маршрут движения чрезвычайно сложный. Машины, петляя между сопок, пробираются вперед. Внезапно впереди по ходу движения слышится канонада разрывов. Начался бомбово-штурмовой удар, предшествующий высадке штурмовых групп. В течение получаса авиация работает по склонам хребта, в котором располагается базовый район».

Базовый район был захвачен и уничтожен. В ходе операции стороны понесли потери в живой силе и технике.

Ссылки